Цветовой скин

img img img img img img
Меню
Сайт любителей длительных велопрогулок

ВКонтакте

Посетите нашу страницу в ВКонтакте.

Facebook

Посетите нашу страницу в Facebook.

Твиттер

Посетите нашу страницу в Твиттере.

Инстаграм

Посетите нашу страницу в Инстаграме.

Страва

Посетите нашу страницу в Страве.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Травмы и заболевания коленных суставов препятствуют установлению высоких спортивно-технических результатов. Если вовремя и эффективно не провести лечение, то такого рода травмы могут привести к длительному снижению физических нагрузок, а то и вовсе к прекращению тренировочных занятий.

Каковы причины, вызывающие болезненные ощущения в коленных суставах? Методы лечения и снятия болей? Как проводить профилактические мероприятия, позволяющие велосипедистам избежать возникновения болей?

Для облегчения усвоения материала, помещенного в статье, кратко напомним об анатомическом строении коленного сустава и физиологии движения в нем.

Коленный сустав образуют мыщелки бедра, верхняя суставная поверхность большеберцовой кости и надколенник. Сустав обладает сложной кинематикой взаимного движения составляющих его костей.

В выпрямленном положении ноги два мыщелка бедренной кости – латеральный (наружный) и медиальный (внутренний), упираются своей выпуклой поверхностью в поверхность большой берцовой кости. Сустав укреплен целым рядом связок. Наиболее прочные из них – большеберцовая и малоберцовая боковые связки, проходящие внутри сустава передняя и задняя крестообразные связки.

Под влиянием связок, удерживающих кости, взаимное движение поверхностей гиалинового хряща заключается в обкатывании его в сочетании со скольжением. В момент сгибания колена бедренная кость сдвигается кзади относительно большеберцовой кости и проскальзывает (проскальзывание начинается приблизительно при угле поворота 5 – 20° и заканчивается незадолго до конца сгибания). Разгибание вызывает смещение бедренной кости вперед. Поэтому нельзя указать определенную ось вращения в суставе: каждое положение костей имеет свою мгновенную ось вращения. Установлено, что в переднем положении бедра оси вращения выражено смещаются кверху, что связано с меньшей кривизной переднего края поверхности мыщелков. Совместно с действием связочного аппарата это способствует «запиранию» коленного сустава в выпрямленном положении, что очень важно при педалировании способом «танцовщица».

Коленный сустав характеризуется исключительно высокой подвижностью вокруг поперечной оси: активное сгибание 130°, пассивное сгибание может еще добавить 30°, максимальное разгибание из среднего положения составляет 10 – 12°. Следовательно, общая подвижность в суставе достигает 170 – 172°. В процессе педалирования угол сгибания и разгибания в коленном суставе составляет 70 – 75°, т. е. немногим более половины максимальной амплитуды.

В связи с тем что сочлененные поверхности костей, входящих в сустав, не соответствуют друг другу по форме, в каждый момент в соприкосновение входят лишь небольшие по объему участки этих поверхностей. Общая площадь контакта несколько увеличивается за счет двух менисков, которые имеют полулунную форму и расположены по наружным краям мыщелков. Движение участков в месте контакта при перекатывании и скольжении способствует лучшей смазке. Этот момент очень важен для понимания механизма возникновения болевых ощущений при педалировании. Более подробно на нем мы остановимся ниже.

По современным представлениям, низкий коэффициент трения в суставах связан с двумя следующими основными причинами.

1. При исследовании под микроскопом ясно видно, что внешне гладкая поверхность гиалинового хряща костей по строению подобна губке с очень тонкими порами, пропитанными синовиальной (суставной) жидкостью, которую можно из нее выжать. При контакте губчатых хрящей костей большую площадь занимает синовиальная жидкость. До тех пор пока жидкость не выдавилась из пор, трение соприкасающихся поверхностей невелико. По времени выдавливание синовиальной жидкости происходит значительно медленнее, чем процесс обратного всасывания после освобождения поверхностей. Это можно связать с тем, что жидкость в месте контакта движется преимущественно вдоль соприкасающихся поверхностей, тогда как на участках свободных поверхностей она движется в перпендикулярном к ним направлении.

Хотя трение под воздействием физической нагрузки постепенно увеличивается, отсутствие постоянных соприкосновений сочлененных поверхностей (велосипедист во время езды никогда не находится в состоянии полного покоя) предохраняет их от чрезмерного трения.

2. По структуре синовиальная жидкость отличается от плазмы крови тем, что в ней имеется «присадка» – гиалуроновая кислота (полисахарид с длинными молекулами). Данный раствор обладает некоторыми упругими свойствами: при сжатии его между гладкими поверхностями он незначительно выдавливается в стороны.

Дальше поверхности перестают сближаться, а при освобождении даже слегка отходят друг от друга. Во время сжатия синовиальной жидкости между хрящевыми губками молекулы гиалуроновой кислоты проходят в поры значительно хуже, чем растворяющая плазма. Поэтому концентрация полимера в месте соприкосновения значительно увеличивается, что еще в большей мере препятствует непосредственному контакту поверхностей хрящей.

Исследованиями установлено, что с увеличением частоты движений в суставе вязкость синовиальной жидкости значительно снижается а трение в суставе уменьшается. Причина данного явления заключается в дроблении содержащихся в синовиальной жидкости полимерных молекул. Как только происходит уменьшение скорости движения, в суставе вновь восстанавливаются длинные цепочки молекул. В результате перечисленных процессов, происходящих в коленных суставах, создается эластогидродинамическая смазка с низким коэффициентом трения – 0,01 (С. Свансон, М. Фриман).

Спортсмены, тренеры, научные работники много внимания уделяют поискам оптимального соотношения величин передачи и темпа педалирования в шоссейных и трековых гонках.

Проведенный анализ большого количества материалов, собранного при изучении соотношения величин передач, которые применяются в соревнованиях и тренировочных занятиях, а также темпа частоты педалирования за последние 50 лет позволяет сделать вывод, что выраженное увеличение средней соревновательной скорости у шоссейников и трековиков произошло практически за счет увеличения размеров передач. Темп же педалирования в основном остался без изменения.

Исследования, проведенные физиологами, показывают, что при езде по шоссе с одной и той же скоростью энергетически выгоднее применять меньшую частоту педалирования (В. В.Михайлов, Н. А. Левенко). Вместе с тем эти же авторы указывают, что при езде в низком темпе, но с высокой скоростью велосипедистам приходится прикладывать к педалям большие усилия.

Из сказанного выше становится понятным, что низкий темп педалирования, да еще с большими усилиями, приводит к нарушениям физиологических процессов, связанных с функционированием синовиальной жидкости. Низкая температура воздуха, дождь, иногда снег, которые нередко сопутствуют соревнованиям, создают дополнительные трудности для эффективной работы коленного сустава. Наибольшая нагрузка на суставы приходится на период участия шоссейников в многодневных велогонках и трековиков при выступлении в 6-дневных гонках.

Совокупность перечисленных обстоятельств может привести к тому, что в коленном суставе будет не хватать синовиальной жидкости и губчатые поверхности хрящей начнут непосредственно соприкасаться. А это вызовет появление признаков деформирующего артроза коленного сустава. В начальной стадии, несмотря на появление болевых ощущений, объективные признаки деструктивных нарушений выявить не всегда удается. Затем на рентгеновском снимке при обследовании можно увидеть шероховатости на гладкой суставной поверхности.

Таким образом, основной путь для ликвидации возникновения болей в коленных суставах видится в разумном методическом подходе тренеров и спортсменов к применению больших передач в учебно-тренировочном процессе и в период участия в соревнованиях. Шоссейник или трековик, использующий большие передачи, должен быть физически для этого подготовлен.

По видимому, целесообразно ввести ограничения передач в зависимости не только от возраста спортсмена, но и от его квалификации.

Ряд федераций, в том числе и Федерация велосипедного спорта нашей страны, приняли решение об ограничении применения больших передач юными спортсменами.

Следующим важным моментом для профилактики травм является умение шоссейников в процессе тренировочных занятий и соревнований широко пользоваться передачами различных величин, в том числе и малыми, но с большой частотой педалирования, что создает благоприятные условия для функционирования коленных суставов. Трековым гонщикам подобные перепады частоты темпа педалирования легко можно создать за счет использования лидирования мотоциклом или мопедом.

Анализ материалов, собранных нами за 20-летний период по травматизму и заболеваемости коленных суставов у велосипедистов различных возрастов и разной квалификации, показывает, что у 36,1% из них причины возникновения травм и заболеваний не связаны непосредственно с занятиями велоспортом.

Увеличение объема общей физической нагрузки в учебно-тренировочных планах подготовки в ДЮСШ, секциях, в которые включены спортивные игры, горные лыжи, легкоатлетические кроссы, увеличило процент травматизма коленных суставов. Среди различных видов ОФП наибольшее количество травм приходится на спортивные игры, в частности на футбол. Велосипедисты чаще всего играют в футбол не на специальных спортивных площадках, а зимой – на заснеженных неровных покрытиях, весной и осенью на лесных полянах, где при отсутствии хорошей техники и специальной координации возникают острые травмы коленного сустава. Нередко у велосипедистов возникают травмы, совершенно нехарактерные для их специализации: надрывы или полные разрывы менисков, повреждения боковых, крестообразных и других связок.

Из ведущих спортсменов можно назвать двоих, которые получили подобные травмы при игре в футбол: олимпийский чемпион в спринтерской гонке на тандеме заслуженный мастер спорта Игорь Целовальников и чемпион мира в командной гонке преследования на 4 км заслуженный мастер спорта Владимир Кузнецов. Биомеханика педалирования позволяет велосипедистам даже при наличии подобных травм сохранять высокие спортивно-технические результаты, как это было у И. Целовальникова. Вместе с тем он и В. Кузнецов, не случись столь тяжелых травм коленного сустава, могли бы успешно выступать в соревнованиях еще несколько лет.

В ОФП широко применяется легкоатлетический бег, особенно кроссы. Велосипедистам, тренерам не мешает знать, что при занятиях легкой атлетикой основная патология приходится на нижние конечности (45,7%, по данным В. Башкирова), где наиболее уязвимым является коленный сустав. Травмы этого сустава составляют четвертую часть всех случаев повреждений. Причем острые травмы коленного сустава, по данным 3. С. Мироновой, зарегистрированы в 5 раз чаще, чем заболевания этого сустава.

Приводим ряд практических рекомендаций по профилактике болей в суставе. Согревающие средства (спортивные растирки, перцовые пластыри) служат для обеспечения более благоприятных условий функционирования синовиальной жидкости при педалировании в тяжелых метеорологических условиях: низкой температуре воздуха, дожде и т. п. Некоторые велосипедисты в гонках по шоссе для «утепления» коленных суставов используют шерстяные пристежные рукава от велорубашек. Не рекомендуется употреблять наколенники из эластичных тканей, которые широко применяются при занятиях спортивными играми.

При возникновении болей в коленных суставах прежде, чем начать лечение, необходимо установить диагноз. Качественную помощь велосипедисту может оказать только хирург-травматолог. Самостоятельное применение спортивных растирок или других согревающих средств с лечебными целями сможет лишь незначительно снять боли. Спортивные растирки не могут служить эффективным методом лечения. Чем позднее спортсмен обратится к специализированной врачебной помощи, тем на более длительный срок ему придется снизить нагрузки, а в тяжелых случаях даже прекратить тренировки.

Наиболее эффективными при травмах и заболеваниях коленного сустава являются физиотерапевтические методы лечения. Однако к ним прибегают еще в ранней стадии заболевания. Лечение направлено на повышение нервно-трофической функции, улучшение кровообращения, сохранение двигательной функции сустава. В практике работы спортивных враче» хороший эффект дает применение синусоидального модулированного или диадинамического тока.

В ряде случаев положительный эффект был получен при курсе лечения иглоукалыванием. Лечение барокамерой локального давления (барокамера Кравченко) не всегда было эффективно, но в некоторых случаях оно приносило положительный результат.

При наличии болей в области коленного сустава, когда проводится предварительный массаж перед выступлением в соревнованиях, вначале массируются мышцы бедра 2-3 мин, затем мышцы голени 1-2 мин, а затем сам коленный сустав. Сустав сначала растирают основаниями ладоней двух рук, после чего боковые связки растираются подушечками всех пальцев или большими пальцами.

Массаж проводится с согревающими растирками и сочетается с активными и пассивными движениями в коленном суставе. Начинают движения с небольшой амплитуды. Все эти методы лечения применяются в период тренировочных занятий и выступления спортсменов в соревнованиях.

В подготовительный период при деформирующем артрозе широко используется парафинолечение и озокеритолечение.

Выполнение врачебных рекомендаций по лечению и изменению физической нагрузки приносит стойкий положительный эффект. Велосипедисты, пройдя соответствующий курс лечения, вновь могут повысить уровень тренировочных и соревновательных нагрузок.

Мы будем считать свою задачу выполненной, если тренеры и спортсмены четко представят себе, что возникновения болевых ощущений в суставах можно избежать при соблюдении правил профилактики травматизма и заболеваний в велосипедном спорте.

Р.Я. Гуральник, ежегодник «Велосипедный спорт», Москва



Наша цель – баланс между возможностями сердца и мышцами. Для построения стратегии тренировок, планов, необходимо в первую очередь тестирование, определение состояния систем организма. Только в этом случае можно определить слабое звено и принять необходимые меры по его подтягиванию. Или определить, что у спортсмена достигнут баланс, и спланировать тренировки так, чтобы достичь баланса на более высоком уровне.

Выносливость спортсмена определяется соотношением между гликолитическими мышечными волокнами (ГМВ) и окислительными мышечными волокнами (ОМВ). В идеале, для максимальной выносливости и работоспособности мышцы должны полностью состоять из ОМВ. Задача сердца при этом поставлять достаточное количество кислорода к работающим мышцам. Таким образом, чем больше рабочий объем сердца, тем ниже пульс, тем эффективнее его работа.

Как увеличить производительность сердца, как его растянуть?

Давайте будем рассуждать так: надо увеличить ударный объём сердца, скажем, на 20%. Сколько нужно для этого тренироваться? По некоторым нашим данным получается:
- если нужно увеличить на 20%, то надо тренироваться хотя бы 3-4 раза в неделю по 2 часа (на пульсе 120-130 уд/мин, при котором достигается максимальный ударный объем); - если нужно 50-60% прибавить, тогда надо тренироваться 2 раза в день по 2 часа, хотя бы 3-4 дня в неделю; - чтобы 100% гипертрофию получить, то есть сделать сердце в 2 раза больше, то уже необходимы очень большие объёмы - это каждый день по 4, по 5 часов; - а если нужно суператлета сделать, то тогда надо тренироваться по 5-8 часов каждый день.

Такие тренировки нужно продолжать в течение примерно 4-5 месяцев. После этого у человека будет просто растянутое сердце. Причем, поддерживаться это состояние будет достаточно легко, а вот чтобы сердце на всю жизнь таким осталось, этого не произойдет. Если перестать тренироваться, то сердце будет постепенно уменьшаться. У бывших олимпийских чемпионов за 10 лет сердце уменьшается в объеме на 60-80%, хотя масса сердца почти не изменяется.

Увеличение ударного объёма сердца сказывается на пульсе в покое, он становится намного реже. У нормального человека пульс 66-70 уд/мин. Когда сердце более или менее гипертрофировано, пульс снижается до 50-55 ударов. А если сильно гипертрофировано, у лыжников это бывает, то 40-42, потом может даже до 30 уд/мин дойти, бывают и такие случаи. Если пульс в покое 30, то наверняка у спортсмена огромное сердце.

Методики тренировок аэробной способности мышц

Тренировка типа Лидьярдовской, бег по холмам — это почти идеальная тренировка для гликолитических МВ. Мы прорабатываем ГМВ, они становятся окислительными. Но как только они становятся окислитительными — эта тренировка бесполезна. Для тренировки ОМВ нужны статодинамические упражнения (об этом ниже).

Также все скоростные (темповые) тренировки на уровне АнП (анаэробный порог) хороши в разумных пределах и разумных объёмах. Вы начинаете бег, повышаете скорость, рекрутируете все окислительные МВ, и выходите на аэробный порог (АП). Потом начинаете рекрутировать ГМВ, которые у Вас слегка закисляются. И Вы доходите до АнП, когда закисление есть, но оно не страшно, потому что Вы съедаете эту молочную кислоту. Вы продолжаете поддерживать некую повышенную концентрацию, но она не смертельна ни для мышечных волокон, ни для всего организма. Пока в крови есть 4-6 ммоль/л лактата, опыт подсказывает, что ничего страшного с мышцами не случится. Так можно тренироваться часами. Но, естественно, не в течение нескольких часов всё это делается. Обычно на АнП больше получаса никто не выдерживает. Только на соревнованиях. А на тренировках и полчаса уже много, уже тяжело. Когда человек выходит на АнП, то тренируется где-то 1/10 часть мышцы, вся остальная часть не тренируется, просто переживает это состояние, пережевывает углеводы. Со временем тренируемая 1/10 часть мышечных волокон становится окислительной, и Вы чувствуете, что можете бежать быстрее. Можете протестироваться, убедиться, что порог повысился. Тогда увеличиваешь скорость еще на 10%, потом еще на 10%, потом еще на 10%, еще и еще. И так примерно 4-5 месяцев. Эти цифры не просто из головы, это экспериментальный факт.

Как прорабатывать гликолитические МВ на велосипеде?

Это делается элементарно. Тренировка очень простая, проверенная, из опыта подготовки велосипедистов, в том числе и моего. Известно, что нужно увеличивать силу. Значит нужно ускорения делать. Я начинаю делать ускорения – у меня колеса ломаются, ХВЗ («Л.С.»: ХВЗ – Харьковский велосипедный завод) не выдерживает, спицы летят. Поэтому надо было приседать со штангой. Но штанги не было. В итоге я не рос. Но как-то раз я попал в горы, на юг, на сборы в Геленджике. Там есть несколько подъёмов. Михайловский подъём, потом еще какой-то, потом третий подъём. Когда туда обратно съёздишь, а это 150 с лишним километров, то поднимешься примерно на 10 подъемов, каждый длиной минут по 15. Так вот, после этих сборов мои аэробные возможности выросли раза в 2, наверное. Потому что мои 20% ОМВ превратились в 40% ОМВ, и я уже совсем другим спортсменом стал. Единственное, что случилось – это эндокринная система у молодых не выдержала. Я тренировался с молодыми, со старыми, надо было их одолеть. Вроде, у меня эндокринная система сборы выдержала, а у всех остальных молодых сгорела. После сборов была многодневная гонка, и я единственный ехал стабильно из молодых, все остальные вообще были как мертвые. Через месяц после этого я заболел, простуда дикая была, и на первенстве России я ничего не смог показать. От этих 20 дней сборов на юге по горам я отошел только через 2,5 месяца. Но я уже понял, что для меня это был единственный верный вариант тренировки.

Что такое езда в гору? На равнине ты едешь с темпом от 80 до 100 оборотов, примерно такой темп. Когда едешь в гору, темп больше 45-50 оборотов не получается. 40 оборотов в гору – очень удобно. Там есть такой эффект, что, когда высокий темп, то вроде бы «зря дышишь». Когда поставишь побольше передачу, меньше темп, дышать легче. Короче говоря, на первой тренировке, когда мы ехали по горам, темп был 40-50 оборотов. Чтобы в гору въехать, пришлось ставить спереди 48, сзади 19, только тогда я мог в гору въехать. В конце сбора спереди было 48, а сзади было 15, и темп был тот же – 45. Если пересчитать на силу давления на педаль, то я стал, практически, в 2 раза сильнее. Настолько выросла сила ОМВ. Но на самом деле не окислительных, а гликолитические переродились в окислительные. А что происходит, это нужно объяснить. Если человек давит на педаль, медленно давит, с низким темпом, то он включает много мышечных волокон, окислительные, гликолитические, а потом есть период, когда нога отдыхает. Те же самые мышцы, которые давили, они отдыхают. Чем ниже темп, тем больше время отдыха. Следовательно, может быть, и много ГМВ включилось в работу, но образованная ими молочная кислота исчезает в ОМВ, когда нога отдыхает. Получается, что при езде в гору можно сильно давить на педаль и при этом не закисляться, поскольку есть очень большая пауза отдыха. Если ты очень часто будешь крутить педали, у тебя паузы отдыха вообще не будет, и ты практически все время в напряженном состоянии. Примерно то же самое получается с бегом, лыжами и т.д.

Но есть еще один путь. Вот два критерия идеальной аэробной тренировки: Вы должны как можно больше рекрутировать гликолитических МВ, но при этом время их работы должно быть таким, чтобы потом во время отдыха молочная кислота в мышцах в большой концентрации не появлялась. Вот надо это правило игры соблюдать. Если у Вас интенсивность предельная, то для соблюдения этого правила достаточно работать 3-5 секунд, только за это время человек не успевает развернуть анаэробный гликолиз. Он потом всё равно начнется, во время отдыха, гликолитические же МВ работали. Но энергии мало истрачено, и образуется мало молочной кислоты, которая потом быстренько расходится по организму, по крови. Сердце, диафрагма, ОМВ в скелетных мышцах всю эту молочную кислоту быстро съедают. И через 50 секунд всё в порядке. У нас есть множество исследований и на футболистах, и на легкоатлетах, которые показали: 30 метров бежишь, эти самые 3-5 секунд, 50 секунд отдыха, – и организм человека устанавливается в динамическом равновесии, нисколько не закисляется. И так можно тренироваться до 40 отрезков, потом уже проблемы… Пульс при этом, например, 120-150 уд/мин, и очень хорошо тренируется сразу вся мышца, потому что ты бежишь максимально быстро, поэтому все МВ работают. (Чтобы избежать травм, лучше бежать околомаксимально, скажем, 80% от максимума). И это лучше длительного бега на АнП, потому что прорабатываются сразу все мышечные волокна. Достаточно месяц, полтора, два месяца, чтобы всю мышцу проработать. А если тренироваться на АнП, то получается только по частям мышцы прорабатывать.

И что еще хочется подчеркнуть – такая тренировка годится для всех. Во-первых, нет риска получить дистрофию миокарда, поскольку пульс низкий. Во-вторых, такую тренировку можно проводить хоть 4 раза в неделю, а вот на АнП 4 раза в неделю бегать… тяжело. В-третьих, эта тренировка годится для тех, у кого много ГМВ. Например, возьмем другую тренировку, когда выводят на пульс 170-180 уд/мин и держат на этом пульсе 5 минут. Тогда тот, у кого много ОМВ, не закисляется и выживает, а тот, у кого много ГМВ, а значит – АнП низкий, все время закисляется и закисляется. Он мышцу свою то разрушит, то восстановит, у него мышцы не растут, как и спортивная форма, а сердце всё время выходит на большой пульс. Дистрофию миокарда он себе делает, и при этом мышцы себе все время разрушает. То создаст, то разрушит. Длительное закисление на тренировках недопустимо вообще!!! Когда включаются ГМВ, они в любом случае закисляются, и задача не допустить действительно большого закисления. Это большое закисление развивается через 30 секунд работы. Если до 30 секунд работать, например, в беге на лыжах, с включением гликолитических мышечных волокон, то они не успевают накопить лактат. Потом спортсмен встает, или идет медленно, лактат быстро перерабатывается в ОМВ и опять все нормально, вреда никакого нет. А как только уходишь за 30 секунд, – минута, полторы или 2 минуты, 5 минут – это уже «смерть» наступает. Митохондрии начинают погибать. То есть то, ради чего тренировались – то и разрушается. Митохондрии погибают при длительном закислении, даже не очень большом.

Тренировка силы окислительных мышечных волокон.

Рассмотрим спортсмена, имеющего небольшие мышцы, которые становятся лимитирующим фактором. Например, бегун-перворазрядник, достигший предела своего развития, имеет мышцы, хотя и небольшие, но аэробные, он практически не устает, но уровень результата невысокий. Его мышцы проработаны. Они потребляют кислород по максимуму для своей массы. Что с таким спортсменом делать? Напомним, что в мышечном волокне каждая миофибрилла оплетается митохондриями, и больше определенного предела они не могут образоваться, только в один слой, если условно так говорить. В конце концов, эти МВ накапливают столько митохондрий, что больше прибавить не могут. Если мы этому спортсмену увеличим силу, то есть создадим новые морфологические структуры в виде миофибрилл, то вокруг них начнут нарастать новые митохондрии, и его потенциал начнет расти. Но обычными силовыми тренировками увеличения силы ОМВ не добиться. Дело тут вот в чем. Согласно исследованиям последних лет, существует четыре основных фактора, определяющих ускоренный синтез белка в клетках мышц, а значит – и развитие силы. Это запас аминокислот в клетке, повышенная концентрация анаболических гормонов в крови, повышенная концентрация свободного креатина в МВ, и повышенная концентрация ионов водорода. Выделение гормонов вызывается психическим напряжением. Повышенная концентрация свободного креатина образуется при значительном расходе КрФ в мышцах – нужна работа «до отказа». Повышенная концентрация ионов водорода – это закисление. Разумеется, закисление при этом не должно приводить к разрушению структур клетки. Так вот, в классической силовой работе используются и окислительные, и гликолитические волокна, но тренируются только гликолитические. Поскольку режим упражнений динамический (периодически мышцы полностью расслабляются), то через окислительные мышечные волокна идет кровь, доставляет кислород, и митохондрии устраняют ионы водорода, а без ионов водорода нет предпосылок роста миофибрилл в ОМВ, поэтому сила ОМВ не растет. Нужно слегка закислять мышцу, иначе она в силе прибавлять не будет. Это удивительно, что окислительные волокна работают, а эффекта нет. Где много кислорода, где много митохондрий, ионы водорода просто исчезают. Они образуются в быстрых волокнах, переходят в медленные и там исчезают. Поэтому главного стимулятора развития силы для окислительных волокон в динамическом режиме нет.

Мы в нашей лаборатории придумали упражнения, которые назвали статодинамическими, без расслабления мышц. Например, приседания со штангой с небольшим весом, даже с грифом от штанги. Электромиограммы свидетельствуют, что активность мышц в таком режиме около 50%, по мере утомления к концу упражнения она увеличивается, но не достигает максимума, что говорит о том, что высокопороговые МВ не рекрутируются. Выполнять приседания нужно медленно, и не выпрямлять ноги до конца, не давая возможности мышцам бедра хотя бы на мгновение расслабиться. Обычные приседания, только с амплитудой 15°, считая от горизонтали вверх. Как только выше привстанешь, мышца сильно расслабляется. После выполнения таких приседаний уже через 30 – 40 секунд мышцы устают, и появляется боль. Если мышца напряжена, то мышечные волокна сдавливают капилляры и кровь по ним перестает поступать в мышцу. Через несколько секунд начинается гипоксия, поэтому во всех клетках, в том числе и в окислительных мышечных волокнах, начинается анаэробный гликолиз, образуется молочная кислота. Мы использовали в многочисленных экспериментах самые обычные упражнения. Важно только стараться не допускать фазы расслабления мышц – делать движения в ограниченном диапазоне. Темп упражнения – медленный, количество повторений – до сильного утомления, до отказа от сильной боли. В культуризме прописан принцип, который мы реализуем – принцип накачки мышц. Это фактически то же, что мы разработали теоретически, а потом экспериментально доказали. Мы предлагаем делать упражнения в виде суперсерий: 30-40 секунд длится упражнение, 30-40 секунд отдых, и так три раза подряд. Затем 10 минут отдохнуть и все повторить. Если сделать 3-4 суперсерии (футболисты у нас делают по 6), то получится 18 подходов. Это хорошая развивающая работа для окислительных мышечных волокон. Но, конечно, начинать надо с одной суперсерии, а также тренировки для одной (конкретной) мышечной группы выполнять два раза в неделю. Рост массы миофибрилл требует 10-15 дней, поэтому силовая тренировка в развивающем режиме должна продолжаться 2-3 недели. За это время должны развернуться анаболические процессы, а дальнейшее продолжение развивающих тренировок может помешать процессам синтеза. Поэтому в последующие 1-2 недели выполняются только тонизирующие упражнения (1-3 подхода или суперсерия).

Можно выполнять такие упражнения круговым методом, но если включить в круговую тренировку упражнения для всех групп мышц, то это довольно мощный удар по эндокринной системе, что потребует большого времени для восстановления. Поэтому более подходящий вариант для бегунов на выносливость и лыжников – каждый день делать силовую работу, но только на разные группы мышц, чтобы гормоны выбрасывались в кровь и помогали синтезу различных органелл. Тогда упражнения для основных мышц будут повторяться, скажем, через четыре дня. Вообще, нужно отметить, что выполнение силовых упражнений каждый день дает общий оздоровительный эффект, способствует восстановлению, потому что внутренний гормональный фон повышается.

Аэробные тренировки обязательно должны предшествовать силовым. Ведь цель силовых упражнений – создать условия для гипертрофии, для создания новых миофибрилл. А это выделение гормонов, которые стимулируют ДНК внутри мышцы, что создает в конечном итоге предструктуру миофибрилл. Если после этого сделать интенсивную аэробную работу, то потребуется энергия, которая может черпаться как из гликогена, так и из этих предструктур, которые начнут разрушаться. Поэтому лучше сначала сделать аэробную работу, например, утром, а потом вечером – силовую, чтобы ночь оставить для необходимого синтеза вышеназванных структур.

Журнал «Лыжный Спорт»

map.jpg